Привет. Меня зовут Гуля. Гуля Чарыярова. Я вешу 122 килограмма. Так что чарам все сложнее пробиваться наружу. Перепробовав кучу диет и от многих отказавшись, я остановилась на программе Марафон Билла.

Дело в том, что я профессионально связана с едой. Я повар и еще – совладелец заводской столовой в Сергиевом Посаде. А это значит, что традиционные диеты, которые основаны на жестких ограничениях рациона – не для меня. Билл, насколько я знаю, справляется даже с такими сложными случаями, как у меня. Чез час я уезжаю к нему на тренинг.

Посмотрим.

Сейчас 7 утра. Мои еще спят: День кино отметили на славу. Одного беглого взгляда на стол оказалось достаточно, чтобы я мысленно распрощалась с двадцаткой, потраченной на Марафон Билла. Все-таки меня окружают садисты. Но я не учитывала одного обстоятельства. Билл – это вам не лектор, не консультант и даже не проповедник. После посещения церкви на следующий день можно перекреститься и продолжить свою жизнь, полную грехов, пусть даже самых незначительных. Гипотетической возможности отклоняться от пути праведника ни один священник лишить вас не в состоянии. Открыв холодильник после Марафона, вы поймете, что сделали это инстинктивно. Есть не хочется! Передо мной вчера лежали блюда, которые я люблю, сколько себя помню. Но теперь я на них смотрела безо всякой страсти. Кое-как одну мантышку прожевала и все. Просто не лезет. Никто не верил. Подруга подмигивала, дескать, Гуля, хватит выёживаться, ты дома и Билл сквозь стены не видит. Неа. Так и не притронулась ни к чему. Но вот в пляс пустилась часа в 3 ночи. Как сейчас понимаю – от необъяснимой легкости тела. И да, из напитков я вчера только к минералке притрагивалась.

Свою кинокарьеру я похоронила, когда пришлось с семьей перебираться из Туркменистана в Москву. Там я была директором картины и перспективы, казалось очевидные, открывались передо мной. Но вмешалась политика, а вернее, действия глупых людей, по своему понявших политические изменения в бывшем СССР. Национализм – это всегда результат действий глупых людей, получивших власть. Но ладно, я не об этом.

В Москве удалось поработать над несколькими картинами, о чем я непременно расскажу позднее. Но грянул кризис и в кинопроизводстве, и я занялась тем, что у меня хорошо получается – начала готовить. Еда, еда, еда, готовка, бесконечные перекусы и пробы на вкус. В общем, я довела себя не только до 122 килограммов, но и до бессонницы. Я последнее время каждые два часа просыпалась и как лунатик шлёпала к холодильнику. И не ради яблока. Готовила бутеры – с сыром, мясом, грудинкой… Потом блаженный сон часа на 2-3 и опять. Накануне я впервые крепко спала. С 10 вечера до 6 утра, как младенец. Это, скажу я вам, обалденно!

Знаете, с чем вы столкнетесь непременно? С тем, что вам никто не верит. Мне не верит родня, когда видит, как я скучаю за столом, уставленным блюдами. Мне не верят коллеги на работе, когда я ношусь электровеником по кухне и при этом ничего не жую. Мне не верят даже дети, а уж они, говорят, отлично распознают взрослые хитрости, недомолвки и умеют отличать ложь от правды. Нет. Вот моя племяшка. Сначала думала, что я “хомячу” в столовой, поэтому дома нос от еды ворочу. Потом просто в недоумении смотрела на меня. Теперь стала зорко приглядывать за мной. Последние два дня вес не снижается (это нормально, это нормальное плато) и племяшка заявила: знаешь, Гуля, я хочу позвонить твоим коллегам и поговорить. Я обалдела, спрашиваю – о чем, дитя моё? Хочу, говорит, их отругать, что они позволяют тебе кушать. Они что, не знают, что тебе нельзя? Милое существо, она не знает, что никто мне ничего не запрещает. Я изменилась сама. Но объяснять бесполезно. Не верит. ) Ни она. Ни соседка, с которой мы сидели на скамейке, попивая пиво, пока девчонки играют. Не удивлюсь, если и вы мне верите не до конца. Впрочем, вот это точно ненадолго. Уверяю вас.

Сомневалась, дорогие мои, писать ли вообще этот пост. До последнего разбиралась в своих чувствах и решилась, потому что не бывает всё гладко, как в подмышках Бритни Спирс, и об этом вы тоже должны знать. Я не знаю, как у других. Но я на грани срыва. Объясню сейчас всё подробно. Началось с того, что мое сознание расщепилось надвое. Как это понять? На работе по правилам, пусть и негласным, я должна пробовать блюда, которые готовлю. Ну, куда без этого? Я знаю только одного глухого композитора – Бетховена. Остальные слушают, что они насочиняли, верно? Я пробовать перестала. Дошло до анекдота – я демонстративно подношу ложку ко рту, чтобы коллеги видели, отворачиваюсь, причмокиваю, но на публику. Театр одного актера, ей богу. А тень от сознания – говорит: но ты должна, Гуля, должна, иначе ты рискуешь потерять клиентов! Потом дома меня искушали.

Мои приготовили плов. И если сразу после Марафона я не притронулась к нему, то вчера я не выдержала, положила себе в пиалку. Сверху съела немного риса, кусочек говядины… Там примерно 250 ккал в 100 граммах. Едва остановила себя. Пока остановила. Меня выручают помидоры. Тень сознания кричит: как же хочется есть, а то, что отбрасывает её, шепчет: нельзя, не хочется! Раздвоение это меня очень смущает. Я думала, противостояние не будет столь очевидным и резким, как полуденный ужас Бергмана. Более того, последние два дня меня впервые накрывает забытым чувством голода. Голод вернулся и это может быть концом всему. Пока держусь, разминая себе в тарелку помидоры (35 ккал в 100 гр.). Но как долго я смогу замещать ими сильнейшую из известных вообще тяг? Тягу к пище. Кстати, теперь отлично понимаю наркоманов. Их можно и нужно жалеть, мы не догадываемся, что им приходится переживать, отказываясь от веществ. Поддержите меня, гастрономическую наркоманку!

Рассказываю. Не писала несколько дней, не хотела тут истерикой картину маслом портить. А в том, что была близка к истеричному состоянию после плова – уверена. Но взяла себя в руки, позвонила на следующий день в Центр успеха. Девочки успокоили, сказали, что во-первых, несколько ложек плова – это не срыв. Во-вторых, даже если бы ситуация начала выходить из-под контроля, нет повода не подстроить “контролирующий орган”. Записали меня на завтра в так называемую группу корректировки. Раз в месяц Билл собирает марафонцев, которые чувствуют, что “что-то идет не так” или просто хотят поработать с мотивацией. Вчера поняла, что справилась со всем сама, “срыв” был скорее эмоциональным выплеском и страхом перед голодом, нежели серьёзным сбоем программы. В общем, отказалась, продолжаю идти к цели, а корректировку оставляю в пакете неиспользованных бонусов. Так говорит Заратустра Чарыярова. Кароч, пронесло, девочки, тьфу, тьфу, тьфу.

Сегодня у Билла корректировка. А я корректирую свою память дома. Вспоминала, какие диеты пыталась взять наскоком, какие – лаской, а какие так и не дались мне. Однажды сидела на аристократической системе “Вино и сыр”. Я серьёзно: 100 граммов сыра в день и не помню, сколько вина. Как раз в отпуске была, так что запаслась белым полусухим с фруктовыми нотками и твердым сыром. Ну и ничего, недельку я провела в девочковом астрале. Я тупо пила вино, закусывая сыром. Понимаете, эта “диета” могла закончиться в ААА как минимум (“Здравствуйте, я Гуля, алкоголик. А всего-то – вес хотела скинуть”). В общем, аристократка из меня никакая в этом смысле, а вот прагматик – эталонный. Кроме того, я поняла: должно произойти какое-то чудо, причем, не вовне, а идти прямо из гипоталамуса. Без этого все самые “проверенные” диеты – фейк, тщета. Вот сейчас понимаю, что хочу сладкого. Мозг тут же выкатывает альтернативу – курага. Ну, и съела парочку. Да остыла. Не хочу больше. Удивительно, мои хорошие.

Мне сложнее стало ориентироваться в магазинах одежды. Раньше я могла с закрытыми глазами прийти, сказать девочкам: дайте самый большой размер, какой у вас вообще есть. И в 99 процентах случаев он мне подходил. Понимаете – думать не надо было. А сейчас. Во-первых, это же сколько времени тратится на примерки. Я вчера только с третьего раза смогла угадать размер юбки. А в примерочной жара стояла от безумных ламп. Опять же зеркало… Нет, дорогие мои, побежала я домой к платяному шкафу, где в углу есть, как, наверное, у каждой из вас, отсек “А вдруг похудею” называется. Облизнулась: фирменные хорошие шмотки пока малы. Но я на полпути к ним. Так что Гуля модничает. И кстати, родные пообещали мне оплатить пластику живота, когда похудею. Отличная мотивация.

Я поняла. Марафон Билла – это такое кино про себя. Каждый день с той стороны зеркала на тебя смотрит другой человек. Пусть изменения мизерные, но они есть. Как есть эпизоды без монтажных склеек, есть крупные планы, общие, есть психи, звезды и их поклонники. Почти весь сентябрь прошел у меня без монтажа, на одном дыхании, если не вспоминать недавней попытки соскочить с проекта. Ну, а звездою стала я для своей племяшки, которая убедилась, что я не хомячу тайком на работе. Она видит изменения в фигуре, а вы? Скучаю, конечно, по кино. Пошел уже четвертый год, как я не в кинопроцессе.

Я девушка, конечно, резкая была, не подарок на съемочной площадке. Могла послать, а потом только узнать, кого именно. Так случилось на съемках “Артистов” Али Хамраева. У нас играла Любовь Толкалина, гражданская жена Егора Кончаловского (снималась в “Антикиллере” и “Я люблю тебя”). Но в то время ничего этого я не знала. Так вот, подходит ко мне второй режиссер и говорит: “Гуля, Толкалина не выходят из гримерки час, и я не знаю, что делать”. Я вваливаюсь туда, как воспитатель детского сада в палату хулиганов. “Короч, – говорю, – если в течении 5 минут не выйдете, я вас сама загримирую…” Толкалина хлопает глазами, говорит, что её в театре (Советской Армии – Г.Ч.) как минимум полтора часа гримируют. На что я ей: “Вы не в театре, тут на каждого по 20 минут”. Это действительно так, но кого будут слушать? В общем, она на меня накатала жалобу. И хотя под конец мы уже здоровались, я, конечно, выступила в точности по канонам советского ненавязчивого сервиса. Сейчас я спокойнее стала заметно, Спасибо психологу Биллу за это.

Меня так кинопроцесс увлек, что я забыла найти себе мужа и забыла, зачем он вообще нужен7 Так что я девушка незамужняя, детей нет. И не хотелось. И потом у меня всегда чувство, что мне лет 20, ну уж никак не 47. И это не кокетство, я реально забываюсь, застываю как бы в том возрасте. А лет 5-7 назад был такой прикол. Когда меня спрашивали, сколько мне лет, я говорила среднее арифметическое между “забытьем” и реальностью – 35, говорю, мне. Я тогда могла сделать что-то сумасшедшее, да и сейчас могу. Вот только вес сброшу и будет меня и дальше заносить. Это же классно, когда срывает башню, правда?

К велосипеду я пришла через волейбол и баскетбол. И поняла, что это моё. Главная моя страсть – не мужчины, не кино, а велосипед. )) Я на велик села раньше, чем научилась ходить. Я помню, как катались мы с Еленой Яковлевой в перерывах между съемками фильма “Кружева” (ЛЕАН-М, 2008). Леночка – обалденная женщина, настолько приятная, чудо! Ну вот, машину мою задействовали на съемках, режиссеру показалось, что именно мой Peugeot 206 надо облепить грязью и снять в эпизоде, где все грустные с суконными лицами едут к забытому деду, которого Станислав Любшин играл. Короче, все плачут, машина в грязи, и ее нет вообще. Мы с Леной вышли из гримерки, курим, смотрим – мужик едет на старом “Урале”. “Чё пригорюнились, девчата?” – спрашивает. А мы ему: “Вот, без колес остались”. Через полчаса у нас было два велика! И мы покатили по весенней раздолбанной дороге. Класс, весело было! Я тогда 95 кг весила и считала себя толстой, балахоны носила. Я не знала, что скоро буду весить 122. Как накануне Марафона.

Домой возвращаешься, ну невозможно же не поесть. И здесь уже речь о том, чтобы просто не набрать лишнего. Иначе усилия без малого двух месяцев – коту под хвост. Что говорить, в Ашхабаде друзьям понравилось, как я выгляжу. И помолодела я, и что-то с собой сделала, и расцвела, и просто классная Гуля – так говорили они. И грустнели, когда понимали, что я до кучи сейчас не пью, не курю. Приехать в Ашхабад и не выпить? На меня смотрели с надеждой, приговаривая: “Завтра сорвешься!” А там еще две свадьбы подоспели, ну вы понимаете… Все поют, танцуют и у всех праздник в душе, но (что мне понравилось!) никто не давил, не уговаривал и не угрожал. Я даже хихикала: неужели, говорю, я так хорошо выгляжу, что вы даже не принуждаете меня к выпивке? В общем, все пьют, а Гуля – на позитиве. И мне хорошо. Вот только рыба меня подкосила. Настоящий провокатор эта ашхабадская севрюга с гранатовым соусом и осетр на вертеле с кунжутом и изюмом! Мы не скажем об этом Биллу, правда?

Б-р-р-р-р. Вернулась в заснеженную Москву. Ремень безопасности опять удалось застегнуть, хотя я, честно говоря, после череды свадеб на это не рассчитывала. Вес не меняется уже третью неделю. Я так понимаю, надо “подзарядиться” Биллом. А “Поддержка” как раз 2 ноября. Группа коррекции – это для тех, у кого вес остановился или сомнения какие появились, или просто хочется прийти, поделиться своими успехами. Но что меня радует, наверх вес не ползет. Так что созвонюсь завтра с Центром Успеха, запишусь на дополнительный тренинг. Поездка домой сбила мой режим, но я настроена серьезно!. Враг не пройдет!